88-й навеки. «Филадельфия» увековечила номер Линдроса 88-й навеки. «Филадельфия» увековечила номер Линдроса
Когда-то давно он был по-настоящему великолепным хоккеистом, стал капитаном команды и лицом клуба на протяжении долгого времени. Но с самого начала этот хоккеист пошёл... 88-й навеки. «Филадельфия» увековечила номер Линдроса

88-й навеки. «Филадельфия» увековечила номер Линдроса

Когда-то давно он был по-настоящему великолепным хоккеистом, стал капитаном команды и лицом клуба на протяжении долгого времени. Но с самого начала этот хоккеист пошёл против системы и правил, а затем за карьеру неоднократно сталкивался с весьма чувствительным сопротивлением. Он конфликтовал с владельцем и генеральным менеджером клуба, в котором играл, что в итоге привело к краху всех отношений. Отличный силовой форвард, бывший капитан, он сменил множество команд, но отыскать своего счастья нигде не сумел, завершив карьеру под жалобные взгляды и саркастические ухмылки.

Он – это Эрик Линдрос, он же Большой Эрик, прозванный так в честь известного авианосца времён Второй мировой войны. «Мне всё равно, буду ли я с ним разговаривать на протяжении оставшейся жизни. Меня это не убьёт», — сказал однажды генеральный менеджер «Филадельфии» Бобби Кларк, комментируя свои отношения с Линдросом. 18 января, перед матчем с «Торонто», свитер с 88-м номером Эрика был поднят под своды домашнего стадиона «Флайерз». Признание одного из самых известных игроков 1990-х годов состоялось официально.

Один против всех

С юношеского возраста Эрик привлекал к себе внимание и тренеров, и болельщиков, и соперников. Уже тогда, в юниорах, выделяясь внушительными габаритами и неплохой техникой, Линдрос чувствовал повышенные требования к себе со стороны наставников, а забава для соперников под названием «ударь Линдроса» стала обычным делом. «Эй, Гретцки! Сядь, посиди!» — кричали болельщики с трибун после каждой его ошибки. «На некоторые вещи в юниорском хоккее по настоящему тяжело смотреть. Когда 4500 человек веселятся из-за того, что твоего сына только что ткнули клюшкой и он корчится на льду от боли, это просто невыносимо. Хоккей превращает некоторых людей в животных», — вспоминала мать Эрика Бонни в книге Кевина Нельсона «Slapshots».

От подобного «внимания» соперников Линдрос не избавился и в НХЛ, а само попадание Эрика в Национальную хоккейную лигу уже стало большим скандалом. После драфта в 1991 году, на котором Линдрос был выбран «Квебеком» под общим первым номером, нападающий сенсационно отказался выступать за «Нордикс». Находясь под давлением своего отца, молодой форвард заявил, что «северяне» — это захолустье, очень слабый клуб, где ему делать нечего. Даже колоссальный 10-летний контракт на безумные для того времени $ 55 млн не смог переубедить Линдроса и его отца Карла.

Видео можно посмотреть на канале НХЛ в YouTube.

После долгих споров по просьбе комиссара НХЛ Линдрос был обменян в «Филадельфию», и этот трейд с сегодняшних позиций выглядит просто безумием: за одного-единственного (пусть и считавшегося будущим суперменом) Линдроса «лётчики» отдали Петера Форсберга, Стива Дюшейна, Керри Хаффмена, Майка Риччи, Рона Хэкстолла, первый раунд драфта (Жослен Тибо), будущие обязательства (Крис Саймон) и $ 15 млн.

С тех пор хоккейное сообщество разделилось на тех, кто любил Линдроса за то, что тот ещё со времён молодёжной лиги не стеснялся биться за свои права и желания, даже если это расходилось с общепринятыми традициями, и тех, кто его ненавидел, считая мятежным злодеем. Стиль игры Эрика – максимально жёсткий, силовой, злой хоккей с обилием хитов и мощнейших бросков – лишь подогревал интерес к нему и не оставлял равнодушным никого.

Эрик Линдрос

Центральный нападающий.

В НХЛ сыграл 760 матчей, набрал 865 (372+493) очков.

За «Филадельфию» отыграл 8 сезонов, из них 6 в качестве капитана команды.

— Лучший игрок в истории «Флайерз» по очкам в среднем за матч (1,35 за игру). Если брать только его сезоны в «Филадельфии», то это седьмой показатель за всю историю лиги.

— Второй игрок в истории «лётчиков», выигравший «Харт Трофи» (первый – Бобби Кларк).

— Лучший в истории «Филадельфии» по проценту голевых бросков (17,65%). Трижды в карьере превосходил 20-процентную отметку за сезон.

— Самый молодой капитан в истории «Филадельфии» (21 год).

Лидер «рокового легиона»

Перебравшись в стан «Флайерз», Линдрос быстро стал лидером и лицом команды. На протяжении пяти сезонов был одним из тех, кто доминировал на льду а в свой третий сезон в лиге выиграл «Харт Трофи». «Филадельфия» и Линдрос в 1990-е годы стали синонимами. Большой Эрик не отличался виртуозной техникой Гретцки, катанием Лемье и особыми изысками в навыках – он просто шёл к воротам, являя собой образец мощи, неприступности и невозмутимости. Техничные финты были для него редкостью, а презрение к соперникам было возведено в принцип.

Знаменитый «Роковой легион» — филадельфийскую тройку Джон Леклер – Эрик Линдрос – Микаэль Ренберг – можно смело причислять к лучшим звеньям того времени: они сметали всё на своём пути, заставляли жмуриться соперников, но Кубок Стэнли им так и не покорился. В 1997 году «лётчики» вышли в финал Кубка Стэнли, где их остановил великолепный «Детройт» с многочисленными российскими легионерами и Скотти Боумэном во главе.

«По какой-то неизвестной причине Линдроса всегда судили за то, чего он не сумел сделать, а не за сделанные поступки», — отметил когда-то филадельфийский журналист Джей Гринберг. Видимо, именно несбывшиеся мечты о Кубке Стэнли и частые травмы стали главной причиной разногласий между нападающим, болельщиками и «Филадельфией».

Жалкая пародия на прежнюю глыбу

Став заложником силового стиля игры, Линдрос был обречён на травмы, которые и погубили его карьеру – в те времена ещё никто не предполагал, что хоккей в НХЛ ждут серьёзные трансформации в плане чистоты игры и отсутствия драк. Сотрясения мозга (по различным источникам их у Эрика было от 5 до 8) стали ахиллесовой пятой великана.

В апреле 1999 года после матча в Нэшвилле партнер Эрика по комнате Кейт Джонс обнаружил Линдроса без сознания. Врачи установили внутреннее кровотечение лёгкого (одно лёгкое практически сдулось), но руководство «Флайерз» настаивало на том, чтобы Линдроса поместили в улетающий самолёт вместе с другими игроками. Клубный врач из чувства профессионального долга решился ослушаться приказа начальства, чем спас Линдросу жизнь: в больнице выяснилось, что Эрик потерял более 50 % собственной крови. После того как сам игрок и его отец обвинили руководство «Филадельфии» в преступной халатности, генеральный менеджер Бобби Кларк отнял у Линдроса звание капитана команды.

С тех пор отношения между «лётчиками» как организаций и Линдросом колебались от презрительно-холодных до враждебно-ледяных. Сам форвард критиковал клуб, тренеров и врачебный персонал за неумение вовремя определить симптомы сотрясений, которые привели к его хроническому пребыванию в лазарете. Бобби Кларк и его помощники говорили о чрезмерном самомнении Эрика и излишнем влиянии его семьи на ситуацию. В плей-офф 2000 года «лётчики» прошли два раунда плей-офф без Линдроса, который вернулся лишь в третьем. Вернулся только для того, чтобы в заключительной игре серии получить пятое сотрясение в карьере: жесточайший силовой приём защитника «Нью-Джерси» Скотта Стивенса, по сути, завершил яркое, но недолгое плавание «авианосца» по энхаэловским водам.

Видео можно посмотреть в «твиттере» «Филадельфии».

Конец вражде

Целый сезон Линдрос пропустил, ожидая, что симптомы сотрясений уйдут в прошлое, и он сможет играть на прежнем уровне. Обмен в «Рейнджерс», произошедший летом 2001 года, обрадовал Эрика не меньше, чем знаменитый трейд из «Квебека», но счастья потрёпанному нападающему не принёс. Всё те же сотрясения мозга, разрыв кистевого сухожилия не позволяли Линдросу почувствовать уверенность, и из грозного, крушащего всё на своём пути боевого корабля форвард превратился в объект для сострадания – старенькую посудину с порванным парусом, мечтающую вновь когда-нибудь выйти в море.

Последние годы карьеры в «Торонто» и «Далласе» стали логическим завершением пути: ни разу Линдрос не сыграл даже 60 матчей, а его результативность не достигала и 30 очков. 10 лет назад он завершил карьеру, когда ему было лишь 34 года, и отношения с «лётчиками» ещё очень долго оставались плохими. Только в 2011 году генменеджер Пол Холмгрен попросил Линдроса сыграть за «Флайерз» в «Классике наследия», а ещё спустя три года форвард попал на стену славы «Филадельфии».

Полтора года назад Линдрос стал членом Зала славы в Торонто, а 18 января перед матчем с «Мэйпл Лифс» его свитер был поднят под своды «Веллс Фарго-центра». Когда-то болельщики «Филадельфии» говорили, что это будет возможно только в одном случае – если внутри поднимаемого под потолок свитера будет находится сам Линдрос. «Надеюсь, что Эд Снайдер одобрил бы это. Я верю, что ему пришлось по нраву наше решение. Нельзя отрицать, что Эрик внёс огромный вклад в историю и клуба, и лиги», — сказал Холмгрен, вспомнив о прежнем владельце клуба Эде Снайдере, который скончался в апреле 2016 года от рака.

«Эрик должен был отвечать на многие другие вещи, которые люди не учитывали. Он был «следующим первым». Он был лучшим игроком в НХЛ, а соперники разрабатывали специальную тактику, чтобы сыграть против нашего звена», — отметил Джон Леклер. «На негативе я не фокусируюсь, а смотрю вперёд и вспоминаю только хорошее. Я играл в отличных командах с хорошими партнёрами. Я был частью «Филадельфии» на протяжении восьми лет – это большой срок в профессиональном спорте. Я – счастливый парень, который был частью этой истории», — резюмировал 44-летний Линдрос, к истории которого до сих пор нельзя остаться равнодушным.

Видео можно посмотреть в «твиттере» НХЛ.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *