«С русскими трудно, у них нет логики, а есть хаос». Бывший тренер СКА — о России «С русскими трудно, у них нет логики, а есть хаос». Бывший тренер СКА — о России
О том, что в нынешнем сезоне отдельные представители европейской хоккейной прессы настроены по отношению к России и Континентальной хоккейной лиге крайне негативно, «Чемпионат» уже... «С русскими трудно, у них нет логики, а есть хаос». Бывший тренер СКА — о России

«С русскими трудно, у них нет логики, а есть хаос». Бывший тренер СКА — о России

О том, что в нынешнем сезоне отдельные представители европейской хоккейной прессы настроены по отношению к России и Континентальной хоккейной лиге крайне негативно, «Чемпионат» уже неоднократно рассказывал. На днях европейцы сделали очередной выстрел в этой виртуальной войне. Чешское издание isport.cz опубликовало интервью с известным североамериканским тренером Барри Смитом. Смит — пятикратный обладатель Кубка Стэнли в качестве тренера. Он три сезона проработал наставником в питерском СКА, но в Северной столице ему не удалось добиться успеха.

. 66 лет, американец

Пятикратный обладатель Кубка Стэнли в качестве тренера

(1991 и 1992 — «Питтсбург», 1997, 1998 и 2002 — «Детройт»).

Работал помощником главного тренера сборной Швеции на КМ-1996 и ОИ-1998.

Работал помощником главного тренера сборной США на КМ-2004.

Возглавлял щведский «Мальмё» и швейцарский «Лугано».

Последние 7 сезонов работает в «Чикаго» директором департамента развития игроков.

Главный тренер СКА на протяжении трёх лет (2007-2010). Три выхода в плей-офф, три поражения в 1/8 финала.

2008 — «Локомотив», 1-3 в серии.

2009 — «Спартак», 0-3 в серии.

2010 — «Динамо» Р, 1-3 в серии.

«В России я узнал, как готовиться к матчам»

Поначалу тон вопросов журналиста и ответов Смита был вполне корректным и дружелюбным. Барри корректно отозвался о России, где, по собственному признанию, получил хороший начальный тренерский опыт.

«С русскими трудно, у них нет логики, а есть хаос». Бывший тренер СКА — о России

— Когда вы начали работать тренером в колледже, то в ваш первый сезон команда выиграла только один матч. Но уже на следующий год вы выиграли 19 матчей из 21! Какое волшебное заклинание вы узнали?

— Я летом ездил в Россию и многое узнал о разных аспектах игры, о подготовке вне льда. Мы обменяли нескольких хоккеистов и взяли тех, которые по-настоящему хотели играть за команду. У меня были молодые хоккеисты, много разных идей о том, как работать, как тренироваться. Это было весело, был интересный поворот в хоккее. Через три-четыре месяца дела в колледже пошли на лад. Отчасти из-за этого я получил приглашение от «Баффало», где генеральным менеджером тогда был Скотти Боумэн.

— Сейчас вы работаете в «Чикаго» директором по развитию игроков. Вы можете вернуться к тренерской работе?

— Сейчас я отвечаю за рейтинги хоккеистов, моя задача — собрать как можно больше информации об игроках. Но не исключаю, что снова буду тренером. Посмотрим. Я могу поехать в Россию или Европу. Не боюсь Европы, мне нравится европейский хоккей.

«С русскими бывает сложно»

Однако затем тональность высказываний Смита сменилась.

— Даже если вы прекрасно знаете европейский хоккей, Россия — это совершенно другой мир. КХЛ, Россия, другой менталитет, другие люди… Какие самые большие различия между КХЛ и НХЛ, на льду и за его пределами?

— Различий очень много. По-другому выстроено управление, общение с владельцами, с медицинским персоналом, охраной, с помощниками. Мне повезло, что в КХЛ у меня были хорошие ассистенты (в первом сезоне работы Смита в СКА ими были Юрий Леонов, Олег Браташ и Сергей Макаров. — Прим. «Чемпионата»). Я рад, что мне дали возможность привезти своего американского помощника Айвана Занатту, который помогал мне.

— В чём была сложность?

— С русскими мне иногда бывает сложно. У них очень мало логики, и нужно быть готовым к тому, что иногда начинается настоящий хаос. Бывает, ты стоишь и не можешь ничего сделать, потому что вокруг всё перевёрнуто с ног на голову. Когда кто-то принимает плохое решение, бесполезно что-то делать, потому что он просто поступил так, как ему хотелось. Но в России хорошие люди и много хороших игроков.

— Хаос — это причина, по которой россиянам трудно адаптироваться в НХЛ? Они бы могли иметь там свою команду?

— Они бы никогда не смогли этого сделать, никогда. В командах НХЛ в настоящее время всё происходит чётко, внутренние механизмы очень сложны. Все заботятся об оборудовании, экипировке, игроках. Когда хоккеисты и команда собираются на выезд, у них есть с собой всё оборудование, ящики и сумки с каждой мелочью. Европейцы на некоторые вещи смотрят просто открыв рот, потому что каких-то инструментов просто никогда не видели. Игрокам даже не нужно прикасаться к баулам, всё готово — коньки, снаряжение, клюшки. Они просто идут в автобус, самолёт. Это совершенно другой мир.

Стоит отдать должное Смиту, который с годами не поменял своего мнения. Ещё в 2010 году, когда Барри уходил из СКА, североамериканские издания с удовольствием его цитировали.

«Если вы едете в Россию, то это значит, что вы действительно хотите играть в хоккей. По крайней мере, для меня это очевидно. Это нелегко. Россия — самое сложное место в Европе, чтобы играть в хоккей. Скажем, в КХЛ принято, чтобы парни были в расположении команды более, чем за 24 часа до матча. Забудьте, сколько они зарабатывают. Многие из них спали перед игрой на ковриках в тренажёрном зале», — отмечал Смит.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *