«Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюмени?» В биатлоне очередной скандал «Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюмени?» В биатлоне очередной скандал
13 Тренер мужской сборной Андрей Падин выступил с открытой критикой тренера сборной Тюменской области и наставника Евгения Гараничева Максима Кугаевского, а также рассказал о... «Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюмени?» В биатлоне очередной скандал

"Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюмени?" В биатлоне очередной скандал

13

Тренер мужской сборной Андрей Падин выступил с открытой критикой тренера сборной Тюменской области и наставника Евгения Гараничева Максима Кугаевского, а также рассказал о работе с Рикко Гроссом и проблемах минувшего сезона.

После самого провального сезона в истории тренеры, работавшие с нашими биатлонными сборными, разделились на два лагеря. Одни предпочитают в информационном поле хранить молчание или отделываются предельно обтекаемыми интервью. Другие режут правду-матку, очевидно, уже не рассчитывая продолжить работу с командой.

Падин, который прошлой зимой был вторым тренером мужской сборной, не испугался ответить публично на громкие обвинения, которые звучали в его адрес от коллег и отдельных спортсменов.

ЗА ПЯТЬ ЛЕТ КУГАЕВСКИЙ НЕ ПОДГОТОВИЛ НИ ОДНОГО СПОРТСМЕНА ДЛЯ СБОРНОЙ

– Андрей Викторович, что вы думаете о минувшем сезоне?

Анализ показывает, что нам не хватает, в первую очередь, точечной подводки к соревнованиям. Мы не можем подойти к главному старту сезона в фазе так называемой суперкомпенсации. Это означает, что у нас не получается в нужный момент времени сначала дать спортсмену нагрузку, потом – отдых, и затем вывести его организм на максимальный результат. Тренировочная работа должна увеличить функциональные возможности спортсмена в конкретное время. Мы же тренируемся равномерно, по 12 часов в неделю, а суперкомпенсацию получить никак не можем.

– Прокомментируйте слова тренера тюменской команды Максима Кугаевского о том, что вы были недовольны ролью второго тренера и пытались рулить процессом через голову Гросса?

– Никакого захвата власти не было. Мы с Рикко работали сообща, в тандеме. Как такового разделения, кто отвечает за стрельбу, а кто – за функциональную подготовку, у нас не существовало. Все эти аспекты были полностью в поле зрения Гросса, никто от него ничего не скрывал. А что касается Кугаевского, хочу только поинтересоваться: почему за пять лет, что Максим Владимирович работает старшим тренером сборной Тюменской области, оттуда не вышел ни один спортсмен даже для резервной команды? Считаю, имея материально-технические возможности на уровне национальной команды, Тюмень должна иметь своих спортсменов на всех уровнях сборных. Но вместо этого результат, как говорится, на табло. Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюменской области, я не знаю.

– Правда, что написанные вами с Гроссом тренировочные планы потом переписывались аналитиками Минспорта и доходили до спортсменов отнюдь не в том виде, как было задумано?

– Не совсем. Да, в Минспорта анализировали наши планы, но окончательное решение по ним все равно принимали мы с Гроссом. Здесь нам не на кого свалить свою вину. Но могу сказать, что вся программа подготовки строилась на основе личных бесед со спортсменами. На протяжении двух месяцев, в мае и июне, мы пытались понять, какое содержание тренировочного процесса лучше всего подойдет к организму каждого конкретного спортсмена. Сами биатлонисты рекомендовали нам, какой длины должны быть отрезки соревновательной скорости, кому сделать акцент на силовую подготовку, кому – на функциональную… Это все были пожелания спортсменов, и уже на их основе мы писали план.

"Сколько еще лет Кугаевский будет морочить голову Тюмени?" В биатлоне очередной скандал

ВЫСТУПАТЬ НА КУБКЕ МИРА НЕПОДГОТОВЛЕННЫМИ – ЭТО НЕПРОФЕССИОНАЛЬНО

Говорят, что в хороших результатах Максима Цветкова под занавес сезона есть ваша заслуга?

– Максим из тех спортсменов, кто до последнего верил в нашу программу подготовки. На нашем заключительном сборе в Мартеле, который мы проводили во время Олимпийских игр, он уже подходил к состоянию пиковой формы. Например, мы проводили повторную тренировку развивающего характера, и на третьей-четвертой минуте восстановления после упражнений у Цветкова показатель лактата опускался до 4 ммоль. Это очень хорошо, особенно если учесть, дело происходило на высоте 1700 м над уровнем моря.

Расскажите о конфликте с Антоном Бабиковым. Вы ведь с ним работали до этого несколько лет в резервной команде и все было хорошо?

– Конфликта у нас не было. Просто Антон не был удовлетворен своими результатами на декабрьских этапах Кубка мира и перестал доверять нашей программе. Из-за этого заключительный этап подготовки был очень сильно смазан. Для интереса я сравнил Бабикова со шведским призером Олимпиады Себастьяном Самуэльссоном. И оказалось, что до Игр за четыре спринтерские гонки на Кубке мира Самуэльссон у Антона не выиграл ни разу! Если бы у Бабикова хватило терпения довести тренировочную программу до конца, думаю, в Пхенчхане он бы выступил более удачно.

Вы уже говорили, что готовы работать с командой и дальше. Как собираетесь снова сотрудничать с тем же Бабиковым, который вам не верит?

– Сейчас сложно сказать, как сложится моя дальнейшая карьера. Как видите, негатива в мой адрес много… Но лично я готов продолжать. За много лет, которые я провел не в кругу семьи, а со спортсменами, на всякие обиды у меня уже выработался иммунитет. Во главе угла всегда должны стоять рабочие отношения. На эмоциях результат не построишь.

– Бабиков говорил, что очень хочет, чтобы в основной команде тренировался Антон Шипулин. На ваш взгляд, это бы принесло пользу?

– Мое мнение – команда должна тренироваться вместе. Совместная работа сближает, укрепляет, стимулирует. Когда они по полгода между собой не видятся, это накладывает свой отпечаток. Любому спортсмену хочется тренироваться с лидером. Посмотрите даже на опыт иностранцев: французы проводят совместные сборы с норвежцами, швейцарцы – с бельгийцами, и так далее. Если у нас получится создать единую команду, это станет большим плюсом.

– Что происходило в этом сезоне с Матвеем Елисеевым, который из перспективного спортсмена превратился в аутсайдера?

– В принципе, за весь олимпийский цикл Матвей впервые попал на главный старт сезона – Олимпийские игры. До этого он даже на чемпионатах мира не выступал и только пробовался на кубковых этапах. Думаю, он теперь сделает правильные выводы и начнет готовиться к следующему сезону несколько в другом ключе. Больше всего меня беспокоит, что свои лучшие результаты Елисеев показывает в декабре. Вопрос, как избежать последующего спада. На мой взгляд, ему нужно делать перерыв в соревнованиях и возвращаться к базовой работе. С постоянными стартами его организм пока не справляется.

– Несколько недель назад вы сказали, что нашему лучшему юниору Игорю Малиновскому еще рано на Кубок мира. После чемпионата России, где "зажигал" еще один молодой – Никита Поршнев, остаетесь при своем мнении?

– Молодежь прогрессирует, я очень рад, что у нас появляются новые таланты. Но что касается Кубков мира… На мой взгляд, туда надо ехать достаточно подготовленными, чтобы не было разочарований. Если эти молодые спортсмены в тренировках и на контрольных стартах будут конкурентоспособны на фоне наших лидеров – почему бы и нет. Но если нужна просто соревновательная практика, ее можно получить где угодно – от Кубка IBU до чемпионата России. Дело же не в том, рано ехать на Кубок мира или поздно. Выступать только ради самого факта – не профессионально. Да и не думаю, что кому-то из спортсменов нравится роль статиста. И если нет объективно возможности показать свой результат, лучше выбрать соревнования рангом ниже.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *