Сергей Сироткин: «Я провел на базе «Уильямса» больше времени, чем любой пилот» Сергей Сироткин: «Я провел на базе «Уильямса» больше времени, чем любой пилот»
3 В рамках презентации "Уильямс" перед стартом сезона ее новичок Сергей Сироткин ответил на вопросы журналистов о целях на предстоящий чемпионат, подготовке к сезону и... Сергей Сироткин: «Я провел на базе «Уильямса» больше времени, чем любой пилот»

Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"

3

В рамках презентации "Уильямс" перед стартом сезона ее новичок Сергей Сироткин ответил на вопросы журналистов о целях на предстоящий чемпионат, подготовке к сезону и тестах в Абу-Даби, после которых команда сделала выбор в его пользу.

Олег КАРПОВ
из Лондона

Сергей, с какими ощущениями вы начинаете новый сезон?

– Ожидания, определенно, высоки. У нас новая машина. Это большой шаг вперед по сравнению с предыдущей. Мы работали на протяжении последних месяцев над ее развитием, и теперь с нетерпением ждем тестов и, конечно, первой гонки в Мельбурне тоже – чтобы понять, где мы находимся относительно соперников, насколько большим получился шаг вперед, насколько он сравним с тем, чего удалось добиться другим.

– Руководитель команды Клэр Уильямс сказала много хороших слов в ваш адрес, но отметила, что впереди вас ждет тяжелое испытание. Вы будете под прицелом объективов и телекамер. Готовы оказаться в центре внимания?

– Готов. Потому что я этого ожидал. Я знал, мы все знали, к чему мы идем и как все будет. Никаких сюрпризов нет. Собственно, как я знал, все так и будет. Все нормально. Мы работаем. У нас есть план, график и мы просто ему следуем.

– Что показалось самым трудным?

– Не было одной такой вещи, про которую я бы сказал, что вот это конкретно самое трудное, или что-то не получилось. Я еще с конца прошлого года провел очень много времени в команде. На протяжении пяти недель я был там буквально каждый день – в прямом смысле с утра до вечера, пять дней в неделю. Я думаю, что за всю историю команды ни один пилот не провел больше времени на базе за сезон, чем я провел за межсезонье. Мы подготовились настолько хорошо, как только возможно себе представить.

– Расскажите о подготовке.

– Это было нелегко. Но я наслаждаюсь тем, что делаю, и я готов на все, рад приложить максимум усилий. Возможно, это действительно было многовато. Надо еще и не переусердствовать, не загрузить себя больше, чем нужно. Пока все нормально. Шаг за шагом я изучаю все новое. Но я понимал, что так и будет. Это другая команда, другая машина, так что определенно я знал, что так будет.

Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей СИРОТКИН. Фото REUTERS

МЫ НЕ ЗНАЕМ, ГДЕ НАХОДИМСЯ ОТНОСИТЕЛЬНО СОПЕРНИКОВ

– У вас есть техническое образование, вы закончили МАДИ. Насколько это помогает в работе?

– Тут зависит от того, насколько ты сам хочешь и можешь его использовать. Образование, безусловно, помогает, но в то же время надо оставаться реалистом и понимать, что каким бы ты себя крутым инженером ни считал, у тебя в команде есть инженеры, которые знают и понимают все лучше тебя. Поэтому ты должен опираться на это как на дополнительное знание, дополнительное преимущество, но не как на что-то основополагающее в твоей работе. Я смотрю на это так. Это помогает, но лишь в определенной мере.

– Какие цели вы ставите перед собой?

– Мы не знаем, где находимся относительно других. Мы сделали шаг вперед, но мы не знаем, как прогрессировали остальные, какие машины они построили, где мы будем на фоне них смотреться. Поэтому говорить, что я хочу быть пятым или шестым, набрать три очка, десять, выиграть гонку или приехать на подиум, было бы неправильно. Я примерно знаю или догадываюсь, где мы будем. Но со своей стороны правильнее было бы просто концентрироваться на том, что я сам делаю все возможное, выжимаю из машины максимум на каждом круге, в каждой сессии, в каждый конкретный момент работы на трассе.

– Вы не выступали на многих трассах, которые есть в календаре. Какой из этапов будет самым сложным для вас?

– Первый, в Мельбурне. Это и непростая трасса, и как ни крути – я говорю, что мы хорошо подготовились, – но в любом случае будет много вещей, которые будут впервой. Так что да – первый этап будет сложным, но мы его и ждем с нетерпением. Я чувствую себя очень уверенно. Мы проделали много работы в течение последних недель, на протяжении пары месяцев. Но, конечно, многое будет в новинку, будет много новых вещей, которые придется выучить.

Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Роберт КУБИЦА. Фото AFP

КУБИЦА БЫЛ СЕРЬЕЗНЫМ СОПЕРНИКОМ

– Какие у вас сложились отношения с коллегами, в первую очередь с пилотами?

– Нормальные, рабочие. Опять же, это "Формула-1": никто не ждет, что мы будем лучшими друзьями. Мы общаемся, вместе работаем. Больше? Нет, большего нет. Но никто тут этого и не ждет.

– Вы соперничали за место в команде с Робертом Кубицей. Что можете сказать о нем?

– Конечно, Роберт был серьезным соперником. Я бы не стал говорить много. Потому что я лично, как всегда подчеркивал, очень уважаю Роберта. Я с огромным уважением отношусь к тому, что он делает, каким он остается человеком и чего он добился, оставшись при этом открытым и простым. Но вы знаете сами знаете, что за мир, "Формула-1", какой это спорт. Вам надо выкладываться без остатка и потом ждать, каким получится результат. Это то, что я делал сам, и это то, что Роберт делал тоже, я уверен. В итоге каждый из нас оказался там, где оказался. Посмотрим, что будет дальше.

– Кубица в итоге стал резервным пилотом. Что для вас значит возможность поработать с ним в одной команде?

– У него огромный опыт. Он проводит достаточно много времени на симуляторе, и у него будет возможность поработать за рулем машины, чтобы лучше сравнить полученные там данные с поведением на реальной трассе. Для команды иметь в составе пилота с теми знаниями, которые есть у него, очень важно. Так что мы все трое сможем извлечь из взаимного сотрудничества пользу, делиться информацией. Будет интересно.

– Когда вы вылезли из машины после теста в Абу-Даби с "Уильямс", были уверены в том, что получите это место?

– Я на самом деле об этом не думал в тот момент. Я был уверен, что проделал хорошую работу. Я был уверен, что в каком-то со своей стороны сделал максимум того, что мог сделать, чтобы заработать себе место в команде. Вот и все.

– Вы понимали значение того теста в своей карьере?

– Я конечно знал, зачем все это нужно. Но когда ты там, за рулем, ты не думаешь о таких вещах. Ты просто пытаешься сделать свою работу. Я знаю, на что я способен, и каждый раз, когда я пилотирую машину, я должен удостовериться, что просто делаю свою работу. Я не должен прыгать выше головы, не должен пытаться сделать что-то невероятное. Мне просто надо удостовериться, что я делаю все, что могу и умею – и этого будет достаточно. Это то, что я сделал в Абу-Даби. На этом я и фокусировался.

Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей СИРОТКИН (в центре). Фото REUTERS

ЕСТЬ HALO ИЛИ НЕТ – ЭТО НЕ ТАК И ВАЖНО

– Как вы узнали, что команда в итоге сделала выбор в вашу пользу? Вам позвонили? Был какой-то разговор?

– Не было чего-то конкретного, никакого одного звонка или события. Было длительное ожидание после тестов. Я достаточно много времени проводил на базе, работал на симуляторе над разными вещами…

– Вы должно быть начали чувствовать, что все к тому идет.

– Да. Не было чего-то неожиданного: неделя за неделей, день за днем все становилось ближе, и ближе, и ближе. Ты сначала вроде как начинаешь понимать, что это случится, но еще ничего окончательно не ясно. Потом ты уже практически уверен, что все будет как надо, но опять же – ничего окончательно не подписано. День за днем все развивалось.

– Что стало ключевым фактором во время этих тестов? Что помогло убедить команду подписать с вами контракт?

– Честно говоря, это вопрос больше к Падди Лоу, чем ко мне. Один день в машине – это еще не все. После этого были брифинги, надо было поделиться обратной связью с инженерами. В этот момент ты все еще думаешь о другом.

– Чувствуете, что сбылась мечта? Или это только первый шаг в долгом пути?

– И то, и другое. Определенно мечта сбылась, но я здесь не для того, чтобы просто побыть здесь. Еще многое впереди. У меня достаточно высокие цели – я их ставлю перед собой, перед командой они стоят тоже. Часть пути пройдена, но еще одна часть, возможно, будет еще более сложной.

– Вы дебютируете в чемпионате в тот год, когда в "Формуле-1" появится система защиты кокпита Halo. Каково ваше отношение к ней?

– Честно говоря, я много об этом не думал. Что есть – то есть. Всегда можно говорить, что что-то было лучше, что-то – хуже, но в определенном смысле это шаг вперед в плане улучшения безопасности, и мы должны это принять. Мы все хотим видеть быстрейшие машины и пилотов, которые выжимают из них максимум. В конечном итоге, есть Halo или нет – это не так и важно.

Сергей Сироткин: "Я провел на базе "Уильямса" больше времени, чем любой пилот"
Сергей СИРОТКИН. Фото PR SMP Racing

У МЕНЯ БЫЛ НЕ САМЫЙ ПРОСТОЙ ПУТЬ

– Вы единственный пилот из России в этом году, который будет участвовать в гонках. Это дополнительное давление?

– Давление есть всегда, но важно то, как ты к этому относишься. В прошлом году, когда я был резервистом в "Рено", я очень многое понял. Прежде всего то, что ты должен любить то, что ты делаешь – любить больше, чем кто бы то ни было. И я думаю, в прошлом году я по-настоящему понял, что очень люблю свою работу. Каждый раз когда ты садишься за руль – независимо от обстоятельств или важности момента – первое, о чем я думал это о том, что мне повезло в жизни заниматься тем, что я люблю.

– "Формула-1" – жесткий мир. Даниил Квят – хороший пример, что все может закончиться очень быстро и неожиданно. Об этом надо помнить перед дебютным сезоном, не так ли? Потому что будут и взлеты, и наверняка падения тоже. Вы готовы к испытаниям?

– Да. Никто не ждет, что будет легко. Я не жду, что будет просто, я не жду, что все пройдет гладко и идеально. Я готов. Я знаю, что может быть сложно и обязательно будет. Но я здесь как раз для этого. Чтобы бороться и стараться побеждать. Чтобы развиваться, чтобы двигаться вперед. Чтобы шаг за шагом продвигаться к цели, принимать новые вызовы, учиться. Это был длинный путь. Что нас не убивает – делает нас сильнее. У меня был не самый просто путь. Но я извлек уроки из всего того, что было в моей карьере, и теперь я здесь, но понимаю, что путь еще предстоит длинный.

– В "Формуле-1" всех судят по выступлениям в сравнении с напарником. Лэнс Стролл будет сложным соперником?

– Да, но как и все в "Формуле-1". Когда ты здесь, ты не ждешь, что будет легко. Я бы не ожидал на вашем месте, что кто-то скажет, что у него напарник, с которым просто справиться.

– Вы говорили с Лэнсом о том, что вас ждет? Он был новичком в прошлом году. Какой совет он мог вам дать?

– Я не говорил об этом с Лэнсом. Но я говорил с его инженерами, со многими другими инженерами на базе. Да, я знаю, какие сложности меня ждут, какие были у него, и какие подстерегают всех молодых пилотов, которые приходят в "Формулу-1". Я просто пытаюсь учиться. Самый лучший рецепт – постараться как можно лучше подготовиться.

– В истории команды начинается новая эра, с одной из самых молодых пар пилотов на решетке…

– Прежде всего, это сильнейшая мотивация, слышать что-то приятное от таких людей, как руководители "Уильямс". Это то, что заставляет тебя приезжать на базу раньше и уезжать попозже вечерами – день за днем. Я наслаждаюсь тем, что делаю, и думать об этом помогает продолжать выкладываться.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *