«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…» «Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»
На прошлой неделе «Амкар» согласился на перенос домашнего матча с «Локомотивом» на «РЖД-Арену». Руководство уральского клуба отрапортовало о выгодной сделке, по условиям которой лидеры... «Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

На прошлой неделе «Амкар» согласился на перенос домашнего матча с «Локомотивом» на «РЖД-Арену». Руководство уральского клуба отрапортовало о выгодной сделке, по условиям которой лидеры чемпионата не только оплатят уральцам перелёт с проживанием в Москве, но и передадут выручку от продажи билетов. Эти виртуальные 20 миллионов рублей способны помочь бедствующей команде закончить сезон, однако пермские болельщики вместо благодарности менеджменту пишут одно из самых жёстких писем в истории российского футбола.

Фанаты «Амкара» обратились к руководству клуба с открытым письмом

Помимо темы ненависти и прямых обвинений в сдаче матчей, акцент в послании делается на неуважительном отношении к легендам клуба. Фанаты «Амкара» имеют в виду коренного пермяка Алексея Попова. После матча с «Зенитом» бывший футболист клуба, а ныне бизнесмен сравнил питерский клуб с бомжами, а «Амкар» принёс за него официальные извинения.

«Зенит», «бомжатское поведение», судьи

— Я не просил фанатов за меня заступаться, — говорит Попов. — Я вообще не собираюсь устраивать никаких скандалов и был бы рад, если бы в «Амкаре» всё хорошо было. Но там ведь что-то ненормальное происходит. Те же извинения за меня – это смех. Думаю, что это сделал лично исполнительный директор Денис Маслов, который потом и сказал, что под обращением клуба подписались все футболисты. Но я ведь никакого отношения к «Амкару» не имею — почему ребята должны у кого-то просить прощения? За то, что Алексей Попов назвал поведение другой команды «бомжатским»?! Ну, «Зенит» так исторически называют – это не я придумал.

— Что такое «бомжатское поведение»?

— Отвратность и грязь. После выпадов в сторону судьи и игроков «Амкара» мне вообще не хотелось смотреть, как «Зенит» играет. В Европе они совсем по-другому себя ведут, даже когда проигрывают. Там у них всё культурно, а в России, значит, можно кричать, руками махать, судьям хлопать?

— Ок. Вспомните матч «Урала» с «Зенитом» на «Крестовском». После второго удаления Роман Павлюченко прыгал на судью, президент клуба Григорий Иванов материл всех вокруг.

— Я же помню свою карьеру в «Амкаре». Бывали моменты, когда ты только ругнёшься матом — сразу получаешь жёлтую. Вот и Павлюченко после той ругани дисквалифицировали. А Кришито?! Нет… Хотя он саркастически судье хлопал. Я понимаю — эмоции, но ты профессиональный спортсмен, тебя вся страна видит. Только что прямой ногой прыгнул, чуть не «сломал» человека, тебе дали вторую жёлтую. Что тут возмущаться?! Всё, уйди спокойно.

«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

«Игру разрушил судья, я имею право так говорить!» Манчини разбушевался
Кажется, в Роберто Манчини вселился Мирча Луческу.

Потом ещё Паредес, кажется, выкинул мяч метров на 40 от злости. А «Зенит» в России так себя ведет, и всё спускается с рук. Как будто им все должны. Вот это бомжатское поведение.

— От вас несколько раз доставалось именно «Зениту», стадиону в Санкт-Петербурге. Вы оппозиционер?

— Что за бред? Я всегда радовался их успехам. Главное, чтобы они вели себя подобающим образом и получали по заслугам, как и все. Правила поведения должны быть для всех одинаковы!

— Но и забыть показать красную карточку, что сделал судья, тоже ненормально. Вам не кажется, что в «Зените» прекрасно понимали, что переигровки не будет, и просто хотели привлечь внимание к работе рефери?

— Правильно, что хотели наказать, но и за свои поступки отвечайте! А судья тоже может ошибаться. И не нужно его сразу гнобить. С другой стороны, у меня есть мнение, что рефери должны выбираться из тех, кто прошёл СДЮШОР по футболу — только тогда они реально будут понимать происходящее на поле. Вот иногда смотришь и с закрытыми глазами можешь сказать, от кого мяч ушёл, кто сфолил, потому что есть понимание, опыт. А судьи будто впервые видят, как мяч отскакивает. Это бесит. Но если ты профи, а не хам, то держи себя в руках.

«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

Доменико Кришито Фото: fc-zenit.ru

«Перенос матч в Москву – продажа. Как ещё это назвать»

— Как восприняли перенос матча «Амкар» — «Локомотив»?

— Как продажу. Ну а как по-другому это назвать? Полный бред со стороны «Амкара». Они в очередной раз подставили своих болельщиков. Так не должно быть. Какими коврижками надо было завлечь «Амкар», чтобы он согласился сыграть такую важную игру на поле соперника? Значит, руководству клуба ничего не надо. Надеюсь, футболисты сами всё сделают и докажут. Я в них верю до конца: в тренера, в команду. Раз их кинуло руководство, сами выберутся из этой ситуации. Так бывало уже не раз.

— Руководство «Амкара» извинилось перед болельщиками, клуб собирается возместить им потери.

— Да они постоянно извиняются. Это нормально, у них сейчас фишка такая — извиняться перед всеми. Вместо того чтобы заботиться о болельщиках и привлекать их на свой стадион, мы привлекаем болельщиков «Локомотива» и пермскую диаспору в Москве. Для меня более приемлемо — сыграть в Хабаровске.

— Вы бы сами туда полетели?

— Как футболист лучше сыграл бы там. Это должна быть гостевая игра для «Локомотива». Что об этом подумают конкуренты? Сейчас начнут запрещать играть в Казани, потому что там нет газона. Соперники скажут: «Давай-ка сыграем в Москве! У нас все условия, всё оплатим, не переживай». Как это понимать? Это точно не спортивный принцип.

— Вам когда-нибудь предлагали сдать матч?

— Однажды действительно позвонили. Номер был скрыт, поэтому я снял трубку. Сказали: «Надо вот так сыграть». Я долго не думал, ответил: «Пошли на…» — и положил трубку. Больше не звонили.

— Как в итоге закончилась та игра?

— Не помню даже, с кем играли.

— Разве можно забыть?

— Я не зацикливаюсь на том, что не важно и далеко от меня. Зачем мне ещё думать об этом?

— У вас были подозрения, что «Амкар» сдаёт игры?

— Даже если что-то проскальзывало, мне никогда не сообщали, потому что мою позицию все знают. Вообще никогда никакой информации не было. Все знали, что я буду биться за «Амкар». Но поймать других невозможно! Если футболист промахнулся мимо мяча, как понять, специально ли он это сделал?! Но я верю, что ничего такого не было.

— Хорошо. Чем вас конкретно не устраивает работа нынешнего руководства клуба?

— Тем, что они ни к чему не шли. Была проблема с полем? Не решали. Был провал с детским футболом и молодёжью? Всё на том же месте: из заигравших пермяков по-прежнему есть Зырянов да я. Клуб выживал только за счёт бюджета. Никакой долгосрочной стратегии развития не было. Они, похоже, просто ставили задачу подольше здесь продержаться. Получить деньги, продать кого-то – и на следующий год так же. А футбол в городе опустился на самое дно. Сейчас, если вылетим, его просто не станет, потому что затраты на первую лигу примерно такие же, но этих денег уже никто не даст, доверия нет. В лучшем случае Пермь останется в ПФЛ. Это хороший результат работы руководства?

— Стоп, так вы сами были частью этой системы. Ходили на митинг в 20-градусный мороз, чтобы Путин дал ещё немножко бюджетных денег.

— Там не 20, а все 30 было. Да причём тут мороз?! Причём тут бюджет?! Я бы и сейчас пошёл, потому что готов цепляться до последнего, чтобы футбол жил. По сути же, кто, если не Путин, мог нам помочь в рамках нынешней системы? Легче всего говорить, что не надо пускать государственные деньги в спорт, потому что, мол, детских садов нет или пенсии маленькие. Но ведь при нынешней системе спорт иначе не выживет. Нужно всё менять, укрепляя средний класс и малый бизнес. Если бы экономика России была на подъёме, то и у «Амкара» было бы много спонсоров. Но так как всё это идёт тяжело, так как весь бизнес сосредоточен в государственных руках, спорт из-за этого страдает. Вот Галицкий сейчас продал «Магнит» — и неизвестно, что будет с «Краснодаром». Ведь фактически вкладывать в клубы могут только госструктуры.

Всё просто: если в стране всё будет хорошо, то и со спортом всё будет хорошо. Если в стране всё плохо, то и во всех сферах, включая спорт, всё плохо. Но это не значит, что нужно просто выживать. Деньги государства ведь тоже можно использовать для развития.

— Ну, хорошо: Путин дал денег клубу. Что делать дальше?

— Очень долго раскрывать тему. Но план у меня есть, он направлен на развитие футбола в регионе. Если интересно, я вам как-нибудь подробно расскажу, но это долго. Хотя лучше, конечно, демонстрировать на практике.

— Вам ведь предлагали в «Амкаре» должность, кажется, коммерческого директора. Почему отказались?

— До меня доходили слухи, что могут предложить. И я ответил, что у клуба есть коммерческий директор. А просто так занимать должность, которая ничего в этом клубе не решает — зачем? Плюс лишать человека заработка я бы не стал.

— На каком месте хотели бы работать?

— На должности господина Маслова, исполнительного директора или генерального директора.

«Некоторые ТЦ работали в дни траура»

— Извините, но кто вы, чтобы работать на такой должности?

— А я могу ответить на вопрос. Во-первых – пермяк. Играл долгие годы в «Амкаре». У меня юридическое образование. Знаю клуб изнутри. В РФС знают, кто я. Плюс бизнес.

— Ваш первый бизнес – производство, касающееся наполнителей для кошачьих туалетов?

— Нет. Наполнитель – один из постпродуктов нашего производства. Мы производили топливные гранулы. Они поставлялись в Европу. Это очень выгодное направление с точки зрения ведения бизнеса. Опилки прессуются в гранулы и затем продаются. Сырьё практически бесплатное, но из него получается экологически чистый продукт с очень малым количеством отходов. Там, где нет возможности установить газ — а таких мест очень много — можно поставить печь, которую можно неделями не заправлять, и она будет спокойно отапливать помещение. Но нужно жить этим бизнесом, и я решил, что мне это не надо.

— Мы слышали другую версию: пришёл конкурент и заявил, что вдвоём у вас не получится существовать на рынке.

— Да. И поэтому я спокойно ему всё продал. Он рассказал, что живёт в Соликамске и не хочет конфликта. Предложил договориться. Это был рыночный, а не бандитский диалог, всё было цивилизованно. Меня устроила цена, которую он предложил.

— Какой она была? Вы остались в плюсе?

— Нет, закрыл всё, что потратил до этого. Отдал бизнес и ничего не потерял.

— Сожалеете, что всё так случилось?

— Да, потому что это новый бизнес. Понимали, что это топливо очень важно для нашей страны. Ведь Россия хоть и продаёт газ всему миру, но сама не газифицирована совсем. А эта система помогла бы очень простым людям. Но, повторяю, этому бизнесу нужно было отдавать всё своё время и погружаться целиком.

— Ваш новый бизнес связан с детьми?

— Есть развлекательный комплекс. Хоть в стране и кризис, но на детях в меньшей степени пытаются экономить. Мы дарим радость, хотим, чтобы они приходили к нам семьями и развлекались вместе. У моих партнёров стоят батуты, а у меня — большой лабиринт, разные аттракционы, ездящие на роликах роботы, экскаватор, на котором дети могут покататься. Всё стандартно. Находится на площади рядом с торговым центром. Также мне принадлежит часть одного торгового центра.

— О чём вы подумали, когда узнали о трагедии в Кемерово?

— Я был в шоке. Горько за людей, что наше государство ничем им не может помочь. Даже сейчас они собирают деньги для пострадавших сами. Мы платим налоги, но даже в такой ситуации нас не могут защитить. Что касается своего бизнеса, то мы в день траура не работали, это было бы неправильно с моральной точки зрения. Хотя многие развлекательные центры вчера были открыты и все веселились. Им неважно человеческое горе, зарабатывают себе дальше.

«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

Мы – никто. Страшный период для России
И дело не только в сборной и футболе.

— Вы сталкивались с проблемой пожарной безопасности в своём центре?

— Проблем не было, мы за всем этим строго следим. У нас установлена специальная система «Буран», которую надо периодически менять. Проверки проходят регулярно, проводятся учения — всех выводят из торгового центра. Все условия пожарной безопасности мы соблюдаем. Хотя это стоит очень больших денег для нас, собственников.

— Представить, что у вас закрыты пожарные выходы — невозможно?

— Так они у всех закрыты. Как говорят, это связано с террористической угрозой, чтобы никто украдкой не пришёл с чёрного хода. Но все ключи на месте и двери можно быстро открыть, сотрудники этому обучены.

— Чьё это требование — ФСБ?

— Это закон. Двоякая ситуация: пожарная безопасность требует, чтобы двери были открыты, а антитеррористический закон, чтобы были закрыты. Поэтому везде установлена автоматическая система. Она срабатывает при отключении электричества. Но, как показал пример «Зимний вишни», не всегда это спасает. Некоторые вешают на двери амбарный замок, с этим тоже бывает проблемы.

В России эти проблемы касаются не только пожарных систем. Взять уборку снега с крыш. Постоянно люди гибнут, снег на голову падает. И что? Чего не коснись — везде так. Тротуары не чистят, люди падают и калечатся. Правила дорожного движения никто не соблюдает. Целыми городами люди гибнут в ДТП (17 185 человек за 2017-й год. — Прим. «Чемпионата), цифры сумасшедшие. Из года в год одно и то же. Страна у нас такая. Законы-то, может, и нормальные, но для людей главное – деньги, потому что людям надо кормить семьи, а достойной зарплаты нет.

— А без взяток и коррупции вообще можно заниматься бизнесом?

— Можно, если не хочешь давать и живёшь честно. У нас всё делается в рамках закона. Ведь это не настолько большой бизнес, чтобы в нём была коррупционная составляющая. Может быть, она где-то и есть на этом уровне, но ко мне никто не приходил.

Я скажу, что просто бизнесом заниматься очень тяжело. Вся эта бюрократия: много проверок и сбора бумажек. Постоянно из налоговой что-то приходит. Самое идиотское — это когда ты платишь налоги, а тебе приходит штраф за то, что ты не подал декларацию по этим налогам. То есть ты заплатил вовремя налоги, но не отчитался перед налоговой бумажкой. У них своя правда, у нас — своя.

«У Черчесова комплексы. Бог ему судья»

— Футбол ведь тоже вызывает отрицательные эмоции в последнее время.

— Ну, какая страна у нас, такой и футбол. Непонятно, зачем выбрали топ-соперников на товарищеские матчи сборной. Моё мнение — Черчесов себе отступные ходы так сделал. Мол: «Что вы хотели, это же топ-игры, поэтому мы уступаем». Понятно, что раз в год и палка стреляет, вот с Испанией неплохо сыграли. Остальное матчи проиграли. Футболисты сейчас в подавленном состоянии, не уверены в себе. В двух матчах перед чемпионатом мира они будут на нервяке. Если не выиграют, не будет душевного подъёма. Не знаю, как Черчесов выведет их из этого состояния.

Не верю в его тренерский гений. Наставник сборной должен быть идеальный тактиком, теоретиком, человеком в конце концов. С этим у него большие проблемы.

Я никогда не верил в Черчесова. Ещё когда его только назначили, писал об этом в соцсетях. Пацаны, игроки, сейчас забиты. Всё на них давят. Наши болельщики очень требовательны, хотя им надо просто порадоваться, что Россия проводит такой крупный турнир и на него приедут мировые звезды. Нужно просто поболеть за команду, а как сыграют неважно.

— Ваша карьера в «Амкаре» закончилась именно при Черчесове. Тут что-то личное?

— Да бог ему судья. Сколько футболистов на закате карьеры он загубил, сколько отчислил? Титова, Калиниченко… Но за что? Из-за авторитета? Хотя как их авторитет ему мешал? Это комплексы у человека. Я всегда был горой за «Амкар», а он не сказал ни слова, ничего не объяснил — лишь дал понять, что я не подхожу. Видимо, он решил, что ему не нужен местный игрок, который открывал дверь президента без стука. Игрок, который был за него. Кто бы что ни вякнул на тренировке, я бы сказал: «Молчи и слушай тренера». Судя по всему, у него было своё видение.

Он заявил мне: «Я посмотрел пару твоих игр, и ты уже не тянешь» Я принял решение тренера, ответил: «Без проблем», но продолжил тренироваться в дубле, надеялся, что получу шанс. Но потом какие-то внутренние игры непонятные начались. Был даже запрет входить в раздевалку основной команды, даже на тренировках. Как-то раз заглянул на базу, хотел пообщаться с ребятами, а охрана остановила. Я так и не понял, почему. Но это Черчесова дело, его комплексы. Ему дальше с этим жить.

«Пожарные выходы у нас тоже закрыты. Такая страна, такой закон…»

Станислав Черчесов Фото: РИА Новости

— А в чём комплексы?

— Ну, вот почему не берешь в сборную Денисова? Потому что он послал тебя на…? А если что-то другое, то расскажи стране, почему не берёшь? Может, люди тебя и поймут. Комплекс в нём: Черчесов — маленький Наполеон, к сожалению, таких много людей, но верю, что большинство порядочные.

— Но при Черчесове «Амкар» хорошо играл.

— Когда он пришёл в команду, я был только рад, что у нас будет такой квалифицированный специалист. Черчесов, может, и правда неплохой, хотя это тоже двояко. Возможно, свою роль играют помощники. Например, Паников умный мужик. Допускаю, что благодаря ему есть светлые пятна в игре того «Амкара» и нашей сборной.

— Почему же вы тогда не пришли и не высказали ему всё?

— Я не могу говорить такое главному тренеру. Он сам делает свой выбор. Что я должен сказать ему?

— Почему за вас не заступилось руководство, как в случае с Пеевым?

— Такие они, раз не обращают внимания на своё мнение и мнение воспитанников. Им это вообще не нужно, они доверяли тренеру и, значит, были полностью на его стороне. Что я им скажу: «Вы что Черчесова слушаете, а не меня?». Нет, я никогда так не делал и не собирался так делать.

— Почему вам, кстати, сейчас не прийти и не пообщаться с Масловым о будущем клуба, не предложить свою кандидатуру?

— Кто такой Маслов? Почему я должен к нему идти? Шилов знает мой номер, если ему нужен свой воспитанник и человек, проведший большую часть жизни в «Амкаре» и знающий «Амкар» изнутри — сам позвонит. Раз не звонит, значит, нет во мне необходимости. В свете последних событий с Масловым может быть только разговор на русском матерном языке…

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *