Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола
Красавцы и мужики. Оказались биты голодными — сами стали голодными и сотворили мечту из ничего. Фабула матча на этом заканчивается, описать эмоции лучше, чем... Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

Красавцы и мужики. Оказались биты голодными — сами стали голодными и сотворили мечту из ничего. Фабула матча на этом заканчивается, описать эмоции лучше, чем сделала это сама игра, можно даже не пытаться. Смешно анализировать такой матч тактически, глупо и очень недальновидно делать какие-то выводы по потенциалу Сергея Семака (глупо и недальновидно было делать их и после первой игры, впрочем). Это был вечер красавцев и мужиков. Точка.

Но одна вещь об этом должна быть сказана.

Анюков, Смольников, Иванович, Мевля, Кузяев, Мак, Дриусси, Заболотный, Дзюба — в таком составе полевых «Зенит» заканчивал матч. Два крайних защитника, один центральный защитник с длинным и диагональным пасом и умением отлично сыграть на фланге, всего один классический центрдеф, краёк, три нападающих, двое из которых — суперстолбы, и всего один центральный полузащитник — ради объёма. А теперь вот без кого на поле «Зенит» заканчивал матч: Паредес, Нобоа, Ерохин, Эрнани, Набиуллин. ЧЕТВЕРО из них — центральные полузащитники, ответственные за движение мяча и его продвижение вперёд.

Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

Дзюба: не буду отвечать Лукашенко. Мы Батьку уважаем
Слова Дзюбы, Семака, Гуренко и других участников сумасшедшего матча в Петербурге.

Следите за руками?

Это ещё не всё. «Зенит» зарубил Минск двумя громокипящими наскоками: первый — после часа игры и до 80-й минуты, второй — во второй половине овертайма. Первый из этих наскоков стартовал выходом на поле Заболотного/Дриусси и удалением Паредеса, второй — уходом с поля Нобоа и Ерохина. Что-то интересное становится ещё ближе, так?

«Играем в футбол», — громко сказал Сергей Гуренко на старте той самой второй половины овертайма, и ветер понёс слова по ночному воздуху над пустым «Петровским». Сказать то же самое своей команде перед выходом на игру тренер «Динамо» отчего-то забыл — вместо того чтобы попытаться поиграть, имея невероятную фору, Минск сразу вышел стоять в своей штрафной, ожидая счастливой смерти. Да, Гуренко забыл и не сказал, но разве это беда? Сущность новых постсоветских команд-автобусов, не знающих, что делать с мячом, как раз и сводится к тому, что играть в футбол они начинают только после того, как чувствуют относительную (и ложную) безопасность. В одном они правы: это не их проблема, что соперник мучается, пытаясь вскрыть их ржавые замки игрой в приемлемый футбол, с движением мяча и короткими/средними передачами.

Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

«Дурак» и «предатель». Дзюба — лучшее, что есть в нашем футболе
8:1 с минским «Динамо» — это в первую очередь Артём, а потом уже «Зенит» и Семак.

«Зенит» изнывал так весь первый час игры с Минском (два гола прямыми ударами со штрафных за полчаса — из разряда статистической случайности). А затем решение пришло само. Вышел дуболомный форвард с функционалом для игры в английском подземелье, ушёл центральный полузащитник, который пытается сделать игру умнее (ирония в том, что ушёл он по собственной глупости). Две башни давят центр обороны глубже и глубже, третий форвард ищет освободившиеся зоны. Мяч во фланг — подавать. Не получилось — тогда смотрим, чей подбор. Наш — снова во фланг и подавать. Не наш — заброс вперёд на Заболотного/Дзюбу. Повторить. Повторить. Ещё раз.

Получив в овертайме мало, мягко говоря, вытекающий из хода игры гол, «Зенит» стал ещё экстремальнее — долой вообще всех центральных полузащитников, только коллективная давка у штрафной, подборы, и загон мячей во фланги! И Минск, играющий как половина нашего чемпионата, рассыпался, как автомобильное стекло. Не от интеллигентного футбола с билдапами, перегрузом там полуфлангов каких-то, а от наскока с диким криком. От пробивной мощи. От физической силы.

Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

Кокорин в маске Дзюбы и полное безумие. Как в Питере болели за «Зенит»
Почаще надо Александру надевать маску своего друга.

И в этом, учитывая, что таких, как «Динамо», у нас в лиге полный автобусовоз, главная игровая драма нашего футбола на август 2018-го. Наши топ-клубы стараются соответствовать своему якобы высокому статусу и играть умнее, держать мяч, продвигаться к штрафной через пас — но у них это отчаянно не получается. Не хватает класса игроков, мыслей у тренеров, терпения у руководителей, денег у спонсоров («Привлекательный футбол стоит дорого», — справедливо заметил недавно Паль Дардаи, коуч играющей в самый скучный футбол в Германии «Герты») — всего в комплексе не хватает. Вместо того чтобы принять свою пока что рабоче-крестьянскую футбольную сущность, в которой нет вообще ничего плохого, и перестроиться на олдскульный футбол, наши лучшие клубы стыдливо натягивают на себя фрак, будто от этого покажутся солиднее. И идут в этом фраке на фестиваль ржавчины.

Я уверяю: если на все матчи против оборонительных команд чемпионата России «Зенит» будет выходить с парой нападающих Дзюба — Заболотный, они будут бережно свозить эти автобусы в металлолом. Но этого не будет. Имидж почему-то важнее.

Метания между настоящим и показным. Классическая драма.

Как матч «Зенита» с Минском объясняет драму русского клубного футбола

8:1!!! «Зенит» Семака совершил два чуда вдесятером
Время Дзюбомании!
Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *