«За все время никогда не ссорились» — Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне «За все время никогда не ссорились» — Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне
Источник:  «Советский спорт» На днях гостьями редакции «Советского спорта» стали чемпионки Уимблдона в парном разряде Елена Веснина и Екатерина Макарова. Мы вспомнили с девушками... «За все время никогда не ссорились» — Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне

Источник: 
«Советский спорт»

«За все время никогда не ссорились» - Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне

На днях гостьями редакции «Советского спорта» стали чемпионки Уимблдона в парном разряде Елена Веснина и Екатерина Макарова. Мы вспомнили с девушками их победу в Лондоне, золото Олимпиады в Рио, обсудили победы молодых россиян в
ATP-Туре и возвращение Марии Шараповой после дисквалификации.

«НАШИ РЕБЯТА МОГУТ ВОЙТИ В ЭЛИТУ»

Как прошла неделя после победы в финале в Лондоне? Со всеми успели отпраздновать титул? – начинаем беседу с красавицами-чемпионками.
– На самом деле нет, – разводит руками Макарова. – С большинством друзей до сих пор не виделись. Лена сразу улетела отдыхать на несколько дней, сейчас мы уже готовимся к американским летним турнирам. Решили, что соберемся и хорошо все отпразднуем в конце сезона.

– Мы делали так в прошлом году – отметили и победу на Итоговом чемпионате, и на Олимпийских играх. Было весело! Думаю, в этот раз получится не хуже, – смеется Веснина.

Андрей Рублев в 19 лет только что выиграл свой первый титул ATP. Ожидали столь быстрого успеха?
– Мы недавно с Катей давали интервью, нас спросили: «Почему все так плохо с российским мужским теннисом?». Обидно стало. Почему плохо-то?! – удивляется Елена. – Сразу грудью на защиту наших ребят встали. Смотрите – Карену Хачанову 21 год, а у него уже есть титул. Даниилу Медведеву столько же, и он выходил в этом году в финал. Теперь Рублев подтянулся – победил в Умаге. Все трое стоят в топ-50. Разве не здорово?

– Андрей давно себя проявил, и от него ждали такого успеха, – добавляет Екатерина. – Чему тут удивляться? Разве только, что Рублев так рано выстрелил. Но он полностью заслужил этот титул.

– Поймите, такого, как раньше, не будет. Когда Марат Сафин или
Ллейтон Хьюитт в свои 20 лет побеждали на US Open и становились первыми ракетками мира – это осталось в прошлом. Теннис серьезно изменился за последние годы. Федерер, Надаль, Джокович, Маррей – они стали лидерами и никого к себе не пускают. Разве что Стэн Вавринка каким-то образом сумел пробиться к этим зубрам. Конкуренция заметно выросла. Есть молодые ребята, вроде Саши Зверева или
Доминика Тима, которые уже стоят в десятке или рядом, но даже им тяжело доходить до четвертьфиналов на главных турнирах. Что уж говорить об остальных, – признается Елена.

Но тому же Федереру через пару недель исполнится 36 лет…
– Он научился так грамотно составлять свой график, что тут и удивляться нечему, – пожимает плечами Макарова. – Взять хоть этот сезон – Роджер спокойно пожертвовал всеми грунтовыми турнирами, чтобы лучше подготовиться к любимой траве, и опять взял Уимблдон. Потрясающий игрок! Ему даже практика не нужна, чтобы войти в свой ритм, – пары матчей достаточно, чтобы Федерер понял: «Окей, все в порядке, я готов побеждать». И ведь побеждает!

Но года через три-четыре и он, и остальные ребята из топ-4 все равно не будут прежними. Кто-то закончит карьеру, кто-то не сможет так доминировать на протяжении всего сезона, как сейчас. Наши молодые игроки способны занять их место на вершине?
– Вполне! – уверенно отвечает Веснина. – Они очень серьезно подходят к рабочему процессу. Разница с предыдущим поколением бросается в глаза. У каждого в команде есть не только личный тренер, но и массажист, физиотерапевт, тренер по ОФП. Сами игроки очень вдумчиво относятся к процессу и на корте, и вне его. Таланта у парей – с избытком. Реализовать его они могут.

А с предыдущим поколением что не так? Разгильдяйничали?
– Вовсе нет! Просто теннис изменился. Сейчас другие требования. Хочешь оставаться в топе или пробиться в элиту – нужно работать больше. И вкладывать больше. Мы с Катей тоже возим с собой на турниры не только тренеров, но и массажистов, и физио. Да, это дорого. Да, накладно. Но это в итоге приносит результат. Любые вложения возвращаются, а без них успехов добиться сложнее. В конце концов всегда дополнительная поддержка на трибунах имеется, – смеется Веснина.

Сколько денег уходит на команду?
– Где-то 20 процентов? – уточняет Елена у партнерши по парному разряду.

– Да, примерно так, – утвердительно кивает Макарова. – Обычно тренерам платят фиксированную зарплату плюс процент от призовых. Само собой, оплачиваются перелеты и проживание. У всех разные контракты, но общий порядок цен где-то такой.

Можно ведь экономить, например жить с тренером в одном номере.
– Многие так и делают, – соглашается Екатерина. – Я сама, когда начинала карьеру, с Евгенией Александровной (Манюковой – личным тренером Макаровой. – Прим. ред.) делила комнату в отеле. Тогда каждая копейка была на счету. Потом, когда результаты появились и доходы выросли, стали жить отдельно. Все-таки 24 часа в сутки находиться бок о боком с тренером – это жестко!

«За все время никогда не ссорились» - Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне

«ИДЕАЛЬНО ПОДХОДИМ ДРУГ ДРУГУ»

Верно понимаем, что призовые за успехи в парном разряде вы делите пополам?
– Их за нас турнир делит, – смеется Елена. – Приходишь с аккредитацией в комнату выплаты призовых, и тебе перечисляют на счет положенную сумму. У пар – в соотношении 50 на 50.

А если суперзвезда приглашает сыграть с собой малоизвестную теннисистку и предлагает ей другие условия? Например, 80 на 20?
– Такое невозможно. По крайней мере, о таком не слышали, – качает головой Макарова.

– В теннисе есть свои правила – писаные и неписаные. Но дело не только в них, – отмечает Веснина. – Очень сложно найти подходящую партнершу по паре. Например,
Мартина Хингис, когда рассталась с Саней Мирзой, кого только не пробовала! И с Коко Вандевеге играла, и много с кем еще. А потом сошлась с Юн-Ян Чан, которая на Мартину во-о-от такими глазами смотрит и все ее команды выполняет! Притом что и раньше была сильной спортсменкой. Но вот подходят они друг другу – и результаты есть. Как Хингис после этого может требовать больше призовых?

– Кстати, Мартина – уникальный игрок, – добавляет Екатерина. – Вспомнить хотя бы Олимпиаду – она должны была выступать в паре с
Белиндой Бенчич, но Белинда получила травму и не поехала в Рио. Хингис пришлось играть с Тимеей Бацзински, которая раньше в парном разряде почти не выступала. Так Мартина ее в короткий срок всему обучила и с ней же вышла в финал!

Но там, правда, вам в борьбе за золото проиграла.

– Видимо, не всему все-таки обучила, – смеется Веснина. Добавляя серьезным тоном: – Тем не менее Хингис из ситуации выжала максимум. Понятно, что Тимеа – сильная теннисистка. Но в паре ведь нужно еще друг другу подойти…

Вы с Екатериной друг другу идеально подходите?
– Всегда есть к чему стремиться. Но мы дополняем и понимаем друг друга прекрасно – это да, – признает Макарова.

– Мы с Катей вообще похожи по стилю. С задней линии играем плоскими и жесткими ударами. Да и в паре часто действуем, как одиночницы. Хотя понятно – если ситуация требует, и к сетке идем, и на перехваты рвемся. Тут главное – взаимопонимание. Оно не мгновенно пришло, но быстро. Сейчас по ходу матча у нас есть план А, B и C. Хотя по первости и плана А порой не было…

Обязанности между собой делите?
– Я за левую половину корта отвечаю, Катя – за правую, – смеется Веснина.

– Понятно, что у каждой есть сильные стороны. Что-то я лучше могу, что-то – Лена, – добавляет Екатерина.

– Катя, например, всегда готова по моей просьбе принять по линии – если я вижу, что так будет лучше. Поверьте, это не так просто – 9 из 10 игроков по указанию такой удар не выполнят! А Катя может.

При игре в паре что важнее – только результат или психологическая совместимость?
– Мне еще Андрей Ольховский рассказывал – в его время был дуэт в мужском Туре, где ребята на дух друг друга не переносили. Вообще! Даже «пока» друг другу не говорили, уходя с корта. Но выиграли два или три «Больших шлема», – пожимает плечами Веснина.

– Только я так не могу, – отмечает Макарова. – Мне важно доверять партнеру. Если человек не нравится, неприятен, я с ним играть не смогу.

– Само собой, мы тоже работаем на результат. Но личные отношения очень важная составляющая, – добавляет Елена. – За все эти годы Катя, оставаясь моей соперницей в одиночном разряде, стала мне и близкой подругой. Причем уверена – после завершения карьеры мы будем дружить еще больше.

Не так много в Туре дуэтов, которые бы играли вместе столько же, сколько вы.
– Так их нет почти! – синхронно отвечают девушки.

И Макарова продолжает:

– Разве что сестры Уильямс и братья Брайаны… А так были, например, француженки –
Каролина Гарсия и
Кристина Младенович. Прекрасно выступали вместе, на «Больших шлемах» выигрывали, но потом что-то не поделили и разбежались. Хингис с Саней Мирзой тоже разошлись. В общем, не так просто много лет подряд выступать с одним партнером.

«За все время никогда не ссорились» - Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне

«ПОРУГАЛИСЬ ТОЛЬКО РАЗ – В РИО»

Как вообще сложился ваш дуэт?
– Это перед Олимпиадой в Лондоне было, – вспоминает Елена. – Я стояла в топ-10 парного рейтинга и могла поехать на Олимпиаду, но мне надо было выбрать партнершу для выступления на Играх. Список внушительный, только кого пригласить? Мария Шарапова? Круто, но нереально. Светлана Кузнецова, Анастасия Павлюченкова… Папа тогда сказал: есть ведь Катя Макарова! И сразу перечислил ее плюсы: Катя – левша, у нее неудобная подача для соперниц, она выступала в паре по юниорам, плюс ее тренер Евгения Манюкова блестящий в прошлом парный игрок. В общем, потенциал налицо! Мы тогда были в Америке, Катя – в Европе. Я ей ночью написала сообщение, что-то в духе: «Давай поедем вместе на Олимпиаду». И стала ждать ответа.

– Я утром проснулась, увидела эсэмэску от Лены и обалдела от радости! – продолжает Макарова. – Не помню, что именно ответила, но, само собой, согласилась. В тот год у меня не было другого шансы выступить на Играх, кроме как в паре. А ведь Олимпиада – мечта с самого детства! Кроме того, это был вызов. Чтобы поехать в Лондон и взять меня с собой, Лене надо было по итогам «Ролан Гарроса» остаться в топ-10 парного рейтинга. Я изучила, что ей для этого надо – защитить очки за финал в Париже, полуфинал в Мадриде… Та еще задачка!

– Но мы в том же Мадриде сразу дошли до решающего матча, хотя никто от нас такого не ждал, – добавляет Веснина. – Потом еще успешно выступили, на «Ролан Гарросе» добрались до четвертьфинала, в итоге я осталась ровно 10-й в рейтинге и мы отобрались на Олимпиаду. Тогда отбор был сложный – с Рио все решилось куда раньше. Правда, до Бразилии мы с трудом долетели, потому что застряли в США из-за отсутствия авиабилетов.

– Переживали – жуть! Столько натерпелись… Но я успокаивала себя. Говорила: «Лена, пусть это будет наше самое сложное испытание!», – признается Екатерина. – Так и вышло. На самой Олимпиаде мы никому не отдали ни сета.

За время выступления в паре ссоры были?
– Ни одной серьезной не вспомню… Разве что в том же Рио, – признается Макарова. – Вышли с Леной на тренировку, а меня эмоции переполняют. Я ведь так об этих Играх мечтала. Так хочу победить! Хожу вдоль задней линии, а саму колотит от волнения. Даже расплакалась.

– В общем, ходит и страдает. Я смотрела-смотрела и не выдержала, – смеется Елена.

– Рявкнула что-то на меня. Я в ответ рявкнула. И все – через минуту об этом забыли, – разводит руками Екатерина.

Не на всех турнирах, но часто вы проводите время вместе. Не устаете друг от друга?
– Если предстоит встречаться в одиночке – снижаем общение в два раза. Но в остальном – нет, – рассказывает Веснина.

– Когда рядом есть близкие люди, это сильно помогает. Особенно за границей, – добавляет Макарова. – Например, на Уимблдон я приехала вместе с родителями. Всегда приятно, когда можно уткнуться в мамино или папино плечо и на что-то пожаловаться – команда тебя так не поддержит. Да и с Леной мы всегда готовы сходить вместе на ужин, поделиться секретами…

– Пожаловаться друг другу на своих половинок, – смеется Веснина. – Шутки шутками, но такие вещи очень важны. И мы с Катей в этом плане сильно друг другу помогаем.

«За все время никогда не ссорились» - Веснина и Макарова говорят об Уимблдоне

«ШАРАПОВА ВЕРНУЛАСЬ СЛИШКОМ РЕЗКО»

Успех Елены Остапенко на «Ролан Гарросе» стал для вас сенсацией?
– Он удивил! – признается Елена. – Я привыкла думать, что, прежде чем выиграть «Большой шлем», ты должна быть в первой десятке, доходить до четвертьфиналов или полуфиналов… А результаты Лены особо не впечатляли. Да, были финалы в Чарльстоне, где она проиграла Даше Касаткиной, и в Дохе. Но это все же не то.

– С другой стороны, было видно – Остапенко в прекрасной форме, – добавляет Макарова. – Она – физически одаренная девушка, играет незатейливо, но в теннисе порой так и нужно. Главное – агрессивно и надежно. Плюс злой спортивный характер. Остапенко не признает авторитетов!

Не обидно, когда 47-я ракетка мира «с наскока», в 20 лет, берет «Большой шлем», который вы в одиночке за всю карьеру пока не выиграли?
– А каково должно быть Динаре Сафиной? Лене Дементьевой? – разводит руками Веснина. – Нам не так обидно, как им. Удивление есть. Зависти нет. Хотя тот «Ролан Гаррос» могли выиграть многие.

Без Шараповой, Серены Уильямс, Виктории Азаренко женский теннис стал беднее?
– По именам – может быть, да, – признает Елена. – Но с точки зрения интереса… Вспомните, кто побеждал на «Больших шлемах» в последние годы? Серена, Серена, Серена, кто-то случайно затесался, опять Серена… Это правда так увлекательно?

Вы, кстати, с ней или с той же Шараповой общаетесь?
– С Машей иногда можем обмениваться сообщениями по телефону. А Уильямс мне как-то в инстаграме написала: «Классное свадебное платье! Обязательно покажи!». Я тогда замуж выходила, – смеется Веснина. – Значения не придала особо, а Серена потом ко мне в Австралии еще подошла и настойчиво напомнила: «Давай показывай!». Понравилось, видимо…

Шарапова почти вернулась в Тур, но получила неожиданную травму в Риме.
– Вовсе не неожиданную, – парирует Елена.

– Она очень резко вернулась. И резко начала, – продолжает Макарова. – Грунт – самое сложное покрытие, да и травма Маши получилась «грунтовая». Она – крупная, тяжелая, передвижение на таких кортах приводит к дополнительным нагрузкам, вот Шарапова и дернула бедро.

Но ведь она столько тренировалась перед возвращением. Не помогло?
– Никакие тренировки не подготовят тебя к настоящим матчам, – признает Екатерина. – Даже после короткой паузы тяжело войти в нормальный ритм. Что уж говорить о случае Шараповой.

– Я видела Машу после ее первого матча в Штутгарте. Мы случайно столкнулись возле отеля. У Шараповой были до такой степени уставшие глаза! – вспоминает Елена. – В них ощущалась вся ее боль. Она жутко устала! А ведь только одну встречу провела. Возможно, не стоило так резко возвращаться, играя сразу три турнира подряд. Может, надо было Мадрид пропустить – не знаю. Но в Риме тело Марии сказало: «Стоп!».

Сейчас она должна сыграть в Стэнфорде. Будет легче?
– Возможно. Этот турнир – рядом с ее домом. Она любит хард, хорошо себя на нем чувствует. Плюс лучше понимает, что ее теперь ждет. Надеемся, все сложится удачно, – признаются девушки.

Источник

Комментариев пока нет.

Ваш комментарий будет первым.

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *